00:32 

Сева Новгородцев, глава из книги "Рок-посевы", часть 5

27-28 Ноября 1987 года

Сева Новгородцев
книга Рок-Посевы. Том 1. Классика. 1997
Издательство Скит-Интернешнл

В 73 году истекал срок первого пятилетнего контракта между группой и фирмой Атлантик Рекордз, а стало быть, при заключении нового можно было включить в него новые условия

В 73 году истекал срок первого пятилетнего контракта между группой и фирмой Атлантик Рекордз, а стало быть, при заключении нового можно было включить в него новые условия. Переговоры между менеджером Лед Зеппелин Питером Грантом и главой Атлантика, Ахметом Эртегуном продолжались всю ночь, под утро обычно уравновешенный Эртегун, сын турецкого дипломата, вышел из комнаты бормоча: меня ободрали, как липку!.

Одно из условий нового контракта было объявлено в январе 74 года на пресс-конференции в Лондоне, где журналисты узнали о создании собственной пластиночной фирмы Лед Зеппелин, которая будет существовать в рамках корпорации Атлантик. Смысл всего этого надо бы кратко пояснить. Дело в том, что выпустить пластинку здесь не фокус - любая компания или даже частное лицо могут нанять студию, записать музыку, нарезать с ленты шеллаковый диск, отправить его на пластиночный завод, где с него сделают матрицы и необходимое число оттисков, художники и печатники сделают конверт, и в один прекрасный день грузовик привезет кучу картонных коробок с пластинками по указанному адресу. Далее встает вопрос -что с этими пластинками делать, как донести их до покупателя? Магазины заказывают свои диски на оптовых фирмах, а те имеют постоянные рабочие отношения со всеми крупными или известными пластиночными компаниями, потому основная проблема в этом деле - распределение и сбыт. Лед Зеппелин, организуя свою фирму в рамках корпорации Атлантик от этой проблемы международного сбыта были избавлены - задача новой организации была чисто творческая: нахождение новых артистов, оплата записей и прочего и сдача готовых студийных лент на мощный конвейер Атлантика. Пресс-агент, 23-летний Дании Голдберг был срочно вызван в один из дней 73 года из Нью-Йорка в Англию. В аэропорту Хитроу его ждал лимузин, доставивший его прямо в поместье Питера Гранта. Дании провели в спальню, где на огромной кровати в длинной ночной рубахе и колпаке мощною тушей возлежал Питер Грант. Новой фирме нужен посол в Америке. -сказал он - Ребятам ты нравишься, так что, если хочешь - берись за дело.

Данни Голдберг согласился не сразу - уж больно скандальная репутация была у Лед Зеппелин. Названия у новой фирмы не было, зеппелиновцы перебрали множество имен, но так ни на чем и не остановились. В результате, одна из артисток новой фирмы, певица Мэгги Белл, свою первую пластинку вынуждена была выпустить через Атлантик, потому что фирма Лед Зеппелин, не имея названия, официально существовать еще не могла. Наконец, по предложению Джимми Пейджа назвали ее Swan Song - Лебединая Песня. Позаимствовано оно было с названия композиции, которую Джимми незадолго до этого записал. Название какое-то грустное - говорили ему - с оттенком предсмертности. - Ну и что - отвечал Джимми - зато когда лебедь умирает, он издает песнь замечательной красоты!.

Кроме Мэгги Белл, артистами новой фирмы стала группа Bad Company, в которую вошел певец Пол Роджерс, в прошлом из группы Free, и гитарист Мик Ралфс из английской группы Mott The Hoople. Запустить новую фирму Суон Сонг Рекорде решено было с помпой, организовав два крупных приема в Нью-Йорке и Лос-Анджелесе в мае 74 года. Поведение зеппелиновцев в Америке вообще и в Калифорнии и Лос-Анджелесе в частности, было женам музыкантов хорошо известно - многие из их амурных приключений попадали на страницы международной печати, так что когда в расписании предстоящих событий встречался город Лос-Анджелес, то жены, естественно, начинали нервничать. Поэтому американскому директору Дании Голдбергу было дано указанию: заказать в типографии второй комплект фальшивых приглашений и расписаний, согласно которым торжественное открытие новой фирмы к Америке происходило не в развратном Лос-Анджелесе или боевом Нью-Йорке, а скучных и консервативных городах Денвер и Атланта. Нет, ты только посмотри! - говорили зеппелиновцы в притворном отвращении - опять какие-то деловые встречи, скучища! И города-то какие выбрали! Ну ничего не поделаешь, надо ехать, будь здорова, дорогая, вернусь через несколько дней.

Прием в Лос-Анджелесе был организован в одном из роскошных отелей Голливуда, были приглашены голливудские кинозвезды разных времен, пришли туда, естественно, и все настоящие и бывшие подруги музыкантов. По каким-то причинам Джимми Пейдж со своей возлюбленной Лори Маддекс не разговаривал, уделяя внимание женщине более зрелой, девятнадцатилетней Бэби Бьюэл. Лори устроила ему сцену со слезами, Бэби Бьюэл, расчувствовавшись, тоже стала укорять Джимми в жестокой черствости по отношению к бедной девочке, - все это, конечно, не прошло мимо внимания многочисленных журналистов, и вот, пару недель спустя, английская Молоди Мейкер опубликовала репортаж об этом роскошном приеме, снабдив его разными подробностями и фотографиями, на одной из них красовался Роберт Плант с ослепительной спутницей. Обман лопнул, как мыльный пузырь, и зеппелиновцев дома в Англии ждали семейные выговора с глубоким занесением в личное дело. Досталось и Дании Голдбергу, допустившему появление всего этого в печати.

Запись шестого альбома Лед Зеппелин началась в ноябре 73 года в излюбленном группой поместье Хэдли Грейндж, куда привезли передвижную студию, принадлежавшую Ронни Лейну, бывшему басисту из группы The Faces, но той осенью Джон Пол Джонс заболел, и записи пришлось отложить до февраля следующего, 74-го года. Ленты были отмикшированы и сведены к июню, но несмотря на это, сама пластинка из-за обычных для Лед Зеппелин проволочек с конвертом появилась на прилавках только в следующем году. Диск назывался Физикал Граффити. Ну, во-первых - что такое граффити. Попросту говоря, это заборные надписи, которые, как известно, особым разнообразием не отличаются, а также надписи на стенах, скажем, в общественных уборных. Среди них попадаются здесь довольно любопытные, например, я видел лозунг: Боритесь за право делать вид, что вы работаете! Или надпись в мужском туалете: Будущее в наших руках! Попадаются философские раздумья, например: Бог умер. Маркс А ниже: Маркс умер. Бог В Европейских странах, особенно это бросается в глаза в Италии, многие борцы за коммунизм, социализм, фашизм пишут на каменных стенах, на мраморных памятниках аэрозольными красками всякие размашистые лозунги, которые потом никаким скипидаром не ототрешь. Вот все это и есть граффити. На обложке альбома Лед Зеппелин - здание, окна его вырезаны, а в них проглядывают картинки на внутренних конвертах-вкладышах.

Рисунки между собой не связаны - Элизабет Тейлор в роли Клеопатры, индийский йог, голова лошади, но все они имеют какую-то физическую природу, отсюда и название.

Весь 74 год по разным причинам был годом бездействия - т.е. дел было много, но это были либо хлопоты с пластиночной фирмой, либо всякие личные дела, вроде того, что Джимми Пейдж открыл в Кенсингтоне, в зажиточном районе Лондона, магазин оккультной литературы под названием Эквинокс -так в свое время назывался журнал черной магии и оккультизма, который выпускал Алистер Кроули. В магазине продавались редкие и антикварные книги по колдовству, которые Джимми собрал в букинистических магазинах разных стран. По сравнению с прошлыми годами, 74-й был событиями не богат и, вспоминая о нем, Джимми сказал как-то, что 1974 года не было, и что 75-й будет для нас лучшим годом.

Начало американских гастролей 75 года рок-публика ждала с нетерпением: Лед Зеппелин не появлялись более двух лет, два года не было ни новых пластинок, ни выступлений по телевидению, поэтому, как только концерты были объявлены, в кассах началось столпотворение и 700 тысяч билетов на зеппелиновские концерты были проданы за один день. А тут и альбом Физикал Граффити подоспел, одних предварительных заказов на него поступило на 15 миллионов долларов, и он, так сказать, из ниоткуда поднялся сразу на вершину американского списка.

Гастроли 75 года повторяли в основном формулу 73-го, только еще с большим размахом. На сцене и над сценой стояло и висело звуковое оборудование с программным управлением, мощностью в триста десять тысяч ватт, пять осветительных башен, сто пятьдесят прожекторов, три криптоновых лазера, дымовые машины, аппараты сухого льда и т.д. Все было организовано до мелочей, но неудачи стали преследовать зеппелиновцев с неожиданной стороны. На вокзале Виктория в Лондоне, выходя из поезда, Джимми потянул связку на мизинце левой руки, т.е. аккордовой, грифной руки гитариста. В гастроли было вовлечено такое количество людей и денег, что об отмене концертов говорить не приходилось, потому Джимми пришлось обходиться тремя пальцами и, вследствие этого, выкинуть из репертуара некоторые вещи. Роберт Плант был простужен, а барабанщика Джона Бонэма, Бонзо, мучили спазмы живота и расслабление прямой кишки, что подчас ставило его в постыдное положение. Пришлось нанять в штат доктора, который повсюду следовал за группой в сопровождении двух огромных чемоданов, набитых медикаментами. Как и в 73 году, был нанят авиалайнер Старшип, на этот раз за еще более высокую цену. Вылетали из субтропического Майами в теплынь, прилетели к Чикаго, а там метель! Роберт Плаит, сойдя с самолета к рубашечке и пиджачке, простудился еще больше. Срочно всем четырем были закуплены шубы. Из-за недомоганий и болезней концерты шли не так, как хотелось бы, правда, из-за общих эффектов и помпы публика .того не замечала. В трудную минуту всегда вывозил коронный помер - барабанное соло Джона Бонэма в композиции Моби Дик.

В 75 году в Британии у власти была партия лейбористок, т.е. Партия Труда, которая богатым не сочувствовала и ввела так называемый прогрессивный налог, по которому, чем выше были доходы, тем выше был процент подоходных поборов. Дело доходило до того, что в случае очень высоких заработков казна забирала себе более 90 процентов. Известным киноактерам или рок-звездам, зарабатывавшим именно такие деньги, приходилось подчас становиться налоговыми изгнанниками, т.е. жить за границей и платить налоги там, приезжая на родину не более, чем на полтора месяца в году. И вот тогда же, в 75 году, в связи с колоссальными гонорарами за пластинки и гастроли, по совету своих счетоводов и делопроизводителей, Лед Зеппелины решили провести за кордоном весь финансовый год. Это значило, что каждый день нахождения их в Англии был на учете, включая гастроли и концерты. Неудивительно, что на таких концертах Роберт Плант посвящал композиции Лед Зеппелин In My Time of Dying -Когда я буду умирать - министру финансов, лейбористу Денису Хиили, который ввел эти драконовские законы. Некоторых, особенна барабанщика Джона Бонэма, такое положение угнетало, он скучал без семьи и, напиваясь пьяным после выступлений, а это бывало частенько, буйствовал еще более обыкновенного.

Над Лед Зеппелин как бы сгущалась невидимая туча. Я чувствую - сказал тогда Джимми Пейдж - как в небе кружат стервятники. Мрачные предчувствия Джимми вскоре сбылись. В июле 75-го, после выступления на фестивале в Монтро, в Европе, туда приехали подруга Джимми Пейджа, Шарлотта, их дочь Скарлет и жена Роберта Планта Мориин с двумя детьми. Все они отправились отдыхать на греческий остров Родос, 3-го августа Джимми поехал в Сицилию - там, вроде бы, на продажу был выставлен старый хутор, некогда принадлежавший Алистеру Кроули. Договорились через несколько дней встретиться в Париже. На следующий день, 4 августа, Мориин Плант сидела за рулем маленькой машины Мини Моррис, взятой напрокат в местном агентстве, рядом был Роберт Плант, на заднем сиденье - трое детей. Дорога была узкая, проходила по гористой местности. Вдруг машину занесло, Мориин не справилась с управлением, автомобильчик покатился под откос и сильно ударился о дерево. У Мориин был проломлен череп, сломана тазовая кость, у Роберта -раздроблена лодыжка и локоть, лишь дочка Джимми Пейджа, Скарлет, осталась невредимой. Скорую помощь вызвать было неоткуда, и местный крестьянин доставил их в больницу на своем грузовичке, поездка заняла несколько часов. Мориин Плант, по происхождению наполовину индуска, имела редкий тип крови, которого в больнице не нашлось, а бывшая с ней родная сестра не могла дать сколько нужно. Позвонили в Лондон, и администратор Ричард Коул с большим трудом достал частный реактивный самолет и прилетел на остров Родос с двумя английскими специалистами и запасом крови для переливания. Местные греческие власти начали утверждать, что Мориин была пьяна, хотели все это дело расследовать, но Ричард Коул, связавшись с импрессарио в Монтро, получил оттуда крупный телеграфный перевод, откупился от всех, кого надо, и вывез пострадавших сначала в Рим, а оттуда в Англию. Позже Роберт сказал: Если б тогда не достали денег, чтобы незамедлительно вылететь в Англию, моей жены сегодня бы не было в живых.

Меж тем сам Роберт пострадал изрядно, большая часть его тела была в гипсе, и ближайшие шесть месяцев ему предстояло провести на больничной постели и в инвалидной коляске. Но - как вы понимаете - он был на положении налогового изгнанника, налогового эмигранта, останься он в английской больнице, ему пришлось бы отдать казне некую шестизначную сумму, поэтому все тот же Ричард Коул связался с компанией Бритиш Эйруэйз с тем, чтобы вывезти его на остров Джерси, который хоть и у побережья Англии, но ее налоговым законам неподвластен. Роберта Планта привезли в аэропорт на скорой помощи и, поскольку он не мог ни ходить ни сгибаться, то его как алебастровую статую подняли на самолет видовым автопогрузчиком. Остальные зеппелиновцы, узнав о происшедшем, приехали на остров Джерси посетить больного. Настроение было мрачное, пришлось отменять не только очень выгодные и интересные американские гастроли, но и гастроли по Южной Америке и Азии. Убытки исчислялись миллионами, впустую уходило драгоценное время.

4-5 Декабря 1987 года

Сева Новгородцев
книга Рок-Посевы. Том 1. Классика. 1997
Издательство Скит-Интернешнл

В прошлый раз мы остановились на том, как в августе 75 года певец Лед Зеппелин Роберт Плант во время отпуска на греческом острове Родос попал в автомобильную катастрофу, в которой едва не погибла его жена Мориин, как он был вывезен оттуда в Англию и, немного подлечившись, перебрался на остров Джерси, так как в самой Англии по налоговым соображениям находиться ему было больше нельзя. Из-за болезни Планта гастроли по Северной и Южной Америке и Азии были отменены, делать было нечего, и группа, собравшись у постели больного, решила снова заняться своим фильмом-концертом, начатым за два года до этого, и начать работу над новой пластинкой. Для этого договорились в сентябре встретиться в Калифорнии. В Лос-Анджелесе Джимми Пейдж и Роберт Плант поначалу остановились в своей излюбленной гостинице, где в былые времена кутили и бесшабашничали, но показалось им там как-то неуютно и чуждо, и они переехали в фешенебельный комплекс Малибу, где на пляже, у самого моря, были сняты для каждого отдельные домики. Всем тем, что с ним произошло, Роберт Плант был напуган не на шутку. В лондонской музыкальной печати появились предположения, что черная магия и колдовство, которыми увлекался Джимми Пейдж, навлекли беду на семью Роберта Планта, и хотя в частных беседах он уверял друзей, что все это - ерунда, заметили, что он стал суеверным и даже стал говорить, что все разрушительное и отрицательное в песнях Лед Зеппелин теперь преследует его. В октябре, во время шторма, у его дома смыло крыльцо, и Роберт Плант всерьез спрашивал у Дании Голдберга - не является ли этому причиной плохая карма, вызванная его стихами к песне Океан. Временами Роберта охватывала депрессия, он мучился угрызениями совести, что семья его становится жертвой какой-то неподвластной, неконтролируемой, невидимой силы.

Джимми Пейдж, занимавший один из домов по соседству, стремился сохранить в полной тайне свое местопребывание и настрого запретил давать кому-либо свой номер телефона. Остальные два участника - барабанщик Джон Бонэм и басист Джон Пол Джонс прибыли в Лос-Анджелос на репетиции лишь в конце октября: басист только снял пластырь после перелома руки - это случилось с ним тоже в конце августа, а барабанщик Бонзо не хотел приезжать раньше времени, потому что скучал без семьи. В июне у него родилась дочь Зоуи и, по словам администратора Ричарда Коула, ему было плевать на деньги или успех. В трезвом виде Бонзо был добряком с несколько провинциальными манерами; грузный и бородатый, но очаровательный, оделявший всех улыбкой, пьяный он мгновенно зверел, ломал и крушил все на своем пути. На репетициях свою агрессию ему удавалось вымещать на барабанной шкуре, но вне репетиции пьяному Бонзо на глаза было лучше не показываться. Как сказал про него Дании Голдберг: Бонзо - это здоровый дядька с эмоциями шестилетнего ребенка и с инфантильной склонностью к разрушению.

Джон Пол Джонс держался особняком, часто куда-то пропадал без объяснений. Если ты увидишь нашего басиста - сказал как-то в шутку Джимми Пейдж Дании Голдбергу - стреляй в него без предупреждения. Репетиции вскоре начались в одной из голливудских студий, причем Роберта Планта привозили на них в инвалидной коляске, и он пел, ерзая внутри своих белых гипсовых доспехов. Зеппелиновское богатство, вернее налоги с него, настигали их и в Америке, приближался час налогообложения, и чтобы избежать его, нужно было менять географию. На запись пластинки решили поехать в Мюнхен, в Германию, в знаменитую студию Мюзикленд. По дороге Джимми Пейдж и Роберт Плант на несколько дней остановились в Нью-Йорке - Роберт к тому времени уже вылез из инвалидной коляски и ходил с палкой -остальные полетели в Европу.

Бонзо всегда ездил со своим рабочим сцены, своим ординарцем, барабанным денщиком, которого звали Мик Хинтон. Бонзо превратил Хинтона в какое-то подобие себя, и оба даже одевались одинаково: белый комбинезон, ковбойские сапоги, черная шляпа с полями. В самолете сели порознь: Бонзо пошел в салон первого класса, где сиденья стоят вольготно, на них можно вытянуться в полный рост, где подают бесплатно спиртные напитки от пуза, а Хинтон сел сзади, с остальными пассажирами. За первый же час полета Бонзо высадил две бутылки шампанского, начал шуметь, задевать пассажиров, оскорблять бортпроводника, а потом вырубился и заснул. Весь салон первого класса дружно решил не будить дебошира на обед. Через два часа Бонзо проснулся и обнаружил, что брюки и сиденье под ним мокрые, произошла утечка шампанского из организма. Хинтон, Хинтон! - заорал он в задний салон - давай сюда! И когда Хинтон прибежал, Бонзо шепнул ему на ухо: Шагай в туалет, прикрой, я за тобой. Такое, видно, происходило не впервые, потому что в сумке у Хинтона оказалась для Бонзо и смена исподнего и запасные брюки. Потом Джон Бонам усадил Хинтона на свое подмоченное сиденье, а сам, усевшись в его сухое кресло, снова заснул богатырским сном.

На запись седьмой пластинки Лед Зеппелин под названием Presence - Присутствие в ноябре 75 года ушло всего 15 дней. Дело в том, что студия Мюзикленд, расположенная в обширном подвале гостиницы Арабелла, где остановились Лед Зеппелин, пользовалась тогда большим спросом: Лед Зеппелин были не единственными рок-звездами, годовая зарплата которых походила на телефонные номера. Налоговых изгнанников было' много, и все они бронировали себе время у западногерманских мастеров звукозаписи. Следующими за Лед Зеппелин должны были записываться Роллинг Стоунз, до их появления в студии оставалось всего две недели. В прошлом Лед Зеппелин были избалованы практически неограниченным временем записи, они раздумывали, экспериментировали, размышляли, иногда даже не делали ничего, пестуя подспудную творческую мысль. На этот раз на подобную роскошь времени не было. По мнению некоторых критиков обстановка нервного давления и некоторой паники придала пластинке определенный напор и напряжение.

В отведенные две недели уложиться не удалось, Джимми Пейдж связался с Миком Джаггером, объяснил ему обстановку и попросил дать ему два лишних студийных дня. Джаггер согласился. Джимми к тому времени и так был переутомлен - к течение двух недель он работал по 18 часов в сутки, а последние несколько дней он просто перестал спать и проводил в студии круглые сутки, работая на чистой силе воли. В тот день, когда мы закончили, - вспоминает он, - в студию пришли Роллинг Стоунз и спросили - как у нас дела. - Все в порядке, - ответил я, - мы закончили, спасибо за те два дня. - Все дорожки записали?, - удивились они. - Нет, - сказал я им, - не дорожки, а все - эффекты, микширование, короче - все готово. Они были просто поражены.

Самые сильные слова на этой пластинке написаны к песне Nobody's Fault But Mine - Никто кроме меня не виноват, в которых Роберт Плант открыто признает, что его преследует дьявол, и что ему надо спасать свою душу. На мне верхом едет обезьянка, вцепившись в спину, мне надо начинать жить по-новому.

Всемирная рок-империя Лед Зеппелин начала понемногу разваливаться где-то в 76 году. Беда, обрушившаяся на семью Роберта Планта, как бы знаменовала собой конец периода везенья, подрывала волю группы, лишала ее внутренней силы. 76 год, казалось, был успешным: Лед Зеппелин выпустили полнометражный фильм-концерт, но все было как-то не так, как прежде. С одной стороны, из-за длинного перерыва в гастролях Лед Зеппелин, поклонники утеряли их из вида, появилась целая куча подражателей, вроде американских групп Boston, Heart, Lynyrd Skynyrd, Aerosmith и прочих, а затем и музыкальные стили сами начали меняться и эволюционировать, появился так называемый Soft Rock - Мягкий рок - с одной стороны, а с другой - на родине, за океаном нарождалось поколение сердитых молодых людей, отвергавших все прежние эстетические идеалы, традицию, благозвучность, профессионализм, систему рок-звезд и преклонение перед ними, баснословные заработки, волшебные костюмы, коллекции машин и домов, тысячеваттную аппаратуру на концертах и прочее и прочее - рабочие подростки панк-поколения были задиристыми, корявыми, малограмотными, но в них была свежесть, была жизненная сила, им предстояло пройти свои университеты, за ними, в конечном счете, было будущее. В рок музыке назревала революция, и дни музыкального гегемонизма Лед Зеппелин были, в общем, сочтены. Но тогда, в начале 76 года, сами Лед Зеппелин в таком плане, естественно, не мыслили, за плечами был многолетний успех, разгон, и что немаловажно, огромные гонорары, отдавать которые фининспектору просто так, за здорово живешь, не хотелось и приходилось выбирать: деньги или родина. Денежные соображения пересилили, и в январе 76 зеппелиновцы улетели в Нью-Йорк продолжать свою финансовую эмиграцию.

В Нью-Йорке работали над кинокартиной, которую решили назвать The Song Remains the Same - Песня Остается Прежней и новый режиссер, Питер Клифтон, смонтировал в нем концертные кадры с фантастическими эпизодами, создав документальный, в общем, фильм с сильным мистическим, оккультным душком. Звуковая дорожка, записанная в конце 73 года, была неудачной, но ничего поделать было с этим нельзя, и фильм решили все равно выпускать. Меж тем к апрелю 76 года подоспела и пластинка Presence. На нее поступило столько предварительных заказов, что ей сразу же был присужден статус платиновой, это значит, что продалось более миллиона единиц только в Америке. Пластинка была записана в пути, в постоянном движении - сказал тогда журналистам Джимми Пейдж -у нас не было ни базы, ни дома, были только новые горизонты да чемоданы под рукой. Потому пластинка получилась такой агрессивной, в нее влилась наша злость по поводу создавшегося положения.

Альбом, как мы уже говорили, назывался Презенс - Присутствие, по мысли зеппелиновцев название выражало некое сверхчувственное воздействие группы на свою аудиторию, а на самой пластинке оно было представлено небольшим черным обелиском, который появлялся на разных фотографиях - то дома за семейным столом, то в классе под рукой у учителя - что это был за предмет, оставалось загадкой. Репортеры даже звонили на фирму Суон Сонг в Лондоне, чтоб узнать - но там отвечали уклончиво, говорили, что даже сами музыканты не знают. Критики альбом приняли прохладно, а вскоре и тираж сбыта начал падать, и в конце концов, альбом Презенс стал первой пластинкой Лед Зеппелин, попавшей на прилавки уцененных товаров.

Не все благополучно было и на самой пластиночной фирме Суон Сонг - Лебединая Песня. Американский ее директор, Дании Голдберг, крепко разошелся во мнениях с Питером Грантом, отказался выполнять кое-какие его указания, считая их неэтичными, и Питер Грант немедленно его уволил. В тот же вечер, заливаясь слезами, Грант сказал музыкантам: Вот уж никогда не думал, что доживу до того дня, когда мне придется сказать Дании Голдбергу - ты уволен! Но при этом Грант считал, что поступил правильно, ибо никто, включая Дании Голдберга, не смел покинуть организацию зеппелинов по собственному желанию - это подорвало бы их легендарный статус - из их рядов люди могли быть только уволены.

В октябре 76 года Лед Зеппелин прибыли в Нью-Йорк на премьеру кинокартины, а за два дня до этого их пластиночная компания выпустила двойным альбомом музыкальное сопровождение к фильму. Фильм The Song Remains the Same шел довольно успешно, хотя критики приняли его прохладно, например в рецензии журнала Роллинг Стоун говорилось: Фильм этот - отнюдь не памятник, который Лед Зеппелин быть может, хотели себе воздвигнуть, а некое киновосхваление их черствости и ненасытности. Несмотря на то, что музыка Лед Зеппелин заслуживает уважения, их самоощущение, как музыкантов, ничего, кроме презрения, не достойно.

На 77 год были намечены большие, одиннадцатые по счету гастроли по Америке: 51 концерт в 30 городах, более миллиона зрителей. На эти гастроли возлагали надежды, особенно Джимми Пейдж: число одиннадцать было любимым у колдуна Алистера Кроули, он даже английское слово Magic - Волшебство писал, как Magick, т.е. добавляя букву К, поскольку это 11-я буква английского алфавита. Приготовления к гастролям начались еще в 76 году, начало было намечено на март 77-го, и весь февраль ушел на подготовку: оборудование, аппаратура, инструменты были отгружены в Америку, Джимми разобрал свою коллекцию гитар и многие из них продал. Авиалайнер Старшип, развозивший группу по Америке в былые годы, теперь уже больше не летал, поэтому Питер Грант нанял другой самолет под названием Cesar's Chariot -Колесница Цезаря, принадлежавший владельцам казино Дворец Цезаря в Лас-Вегасе. Но вот, за несколько дней до выезда на гастроли у Роберта П лапта воспалились гланды, и поездку пришлось отложить на месяц. Все это время пришлось слоняться без дела, даже репетировать было нельзя - вся аппаратура и инструменты ушли за океан. Гастроли начались в Далласе 1 апреля, в день шутника и дурака, и с самого начала стало ясно, что эти гастроли отличаются от предыдущих. Джимми Пейдж был физически очень слаб, Питер Грант только что разошелся с женой, был злым и нервным, от его былого гусарского веселья почти ничего не осталось. Скрытая причина, в которой никто, особенно Джимми Пейдж, не сознавался - были наркотики. Большая часть зеппелиновского антуража и кое-кто из музыкантов регулярно принимали героин. Джимми из-за этого совсем обессилел, на некоторых концертах ему приходилось играть сидя.

Внешне концерты шли с неменьшим успехом, в частности в Мичигане Лед Зеппелин поставили новый рекорд, собрав 76 тысяч зрителей, на этом сбор по кассе был 800 тысяч долларов, но вот в один из июльских дней, когда зеппелиновцы приехали в Новый Орлеан, Роберту Планту из Англии позвонила жена. Через два часа он вышел из комнаты и сказал Ричарду Коулу: У меня умер сын. Внезапную смерть Карака Планта, здорового, смышленого мальчика было трудно понять или объяснить: 26 июля он внезапно заболел вирусным гриппом, на следующий день ему стало хуже, вызвали скорую помощь, по дороге в больницу он умер. Роберт был потрясен, он попросил Бонзо и Ричарда Коула лететь с ним домой в тот же вечер. Коул пытался достать самолет для спецрейса, потому их Колесница Цезаря не имела разрешения летать через Атлантику, а частный самолет корпорации Атлантик Рекордз был в то время в личном пользовании у президента Картера. Пришлось лететь рейсовыми самолетами с пересадками. Все оставшиеся концерты 11-го американского турне были отменены, и вспоминая это время, Ричард Коул сказал: С самого начала все не ладилось, это был как конец, как будто что-то сломалось внутри, как будто кто-то сказал: эй вы там, получайте, гады!

URL
   

Led Zeppelin

главная