00:30 

Сева Новгородцев, глава из книги "Рок-посевы", часть 3

25-26 Сентября 1987 года

Сева Новгородцев
книга Рок-Посевы. Том 1. Классика. 1997
Издательство Скит-Интернешнл

Сегодня мы продолжаем лед зеппелиновский сериал пятой по счету передачей, в пятый раз беремся мы за повышение содержания музыкальной клейковины, в пятый раз принимаемся раздаивать, понимаете, первотелку тяжелого рока. Вернее, даже и не тяжелого, а металлического рока - ибо именно с Лед Зеппелин связано появление термина Heavy Metal - Тяжелый Металл. Придумал этот термин американский писатель Уиллиам Бэрроуз (William Burroughs). Бэрроуз (рожд 1914 г.) был писателем поколения битников, одним из первых, кто начал открыто рассказывать о переживаниях наркомана на основе собственного опыта. Романы Бэрроуза стали своеобразной идейной питательной средой для рок-музыкантов нескольких поколений, многие их названия - например, Soft Machine - Мягкая Машина или Naked Lunch - Обнаженный Завтрак - перекочевали в названия рок-групп. Вот и для вас, пытливые разумом щипатели струн, тут тоже - урок да пример: у скольких произведений отечественной литературы можно было бы позаимствовать название - Угрюм-Река, Мертвые Души, Вий или, скажем, Гутапперчевый Мальчик … хотя последнее подходит больше не рок-группе, а иному поэту и общественному деятелю. Впрочем, мы отвлеклись. Итак, термин Хэви метал из романов Уиллиама Барроуза был впервые позаимствован группой Steppenwolf в их песне Born To Be Wild -Рожденный Диким, и только потом уже был подхвачен рок-журналистами, которых старые термины, вроде White Blues - Белый Блюз или Heavy Music - Тяжелая Музыка для описания появлявшегося нового музыкального феномена более уже не устраивали. Термину этому, как мы знаем, суждено было стать историческим и, спустя более 15 лет, обогатить язык далекой России новым смыслом слова металлист. Но Лед Зеппелин тогда, в 69 году, на этот термин обиделись. Выражение нам это не нравится - сказал тогда Джимми Пейдж - первое, что от него приходит на ум - это тяжесть, монотонность. Мне кажется, что к нам это не относится. Мы стремимся к внутренней динамике, к разнообразию оттенков и настроений.

Кончались американские гастроли 69 года, последний концерт состоялся 8 ноября в Сан-Франциско. Девять месяцев года прошли в поездке, группа заработала около миллиона долларов и, заехав на несколько дней позагорать в солнечное Пуэрто-Рико, ребята отправились домой строить новую жизнь. Строить им пришлось в буквальном смысле слова, потому что все они обзавелись тогда домами или фермами и принялись либо ремонтировать их, либо перестраивать на собственный вкус. Роберт Плант купил старинную полуразрушенную ферму, где, согласно местной легенде, король Карл Первый останавливался после поражения в битве при Вустере. Он переехал в деревню со всей семьей, обзавелся трактором, начал разводить коз и кур. Барабанщик Джон Бонэм, Бонзо, тоже купил ферму по соседству. Он был помешан на автомобилях - уже к концу 69 года у него было восемь машин, включая его первый Роллс-Ройс. Басист Джон Пол Джонс обзавелся домом в графстве Хартфордшир, а Джимми Пейдж решил поселиться в Шотландии на берегу знаменитого озера Лохнесс, на месте обитания знаменитого лохнесского чудовища, в месте таинственном, окутанном множеством легенд, причудливом и изменчивом. И поселился он не просто в каком-нибудь доме, а в здании Болескин-Хаус, принадлежавшем некогда знаменитому колдуну и мистику Алистеру Кроули. Но об этом - малость погодя.

Поскольку жизнь Алистера Кроули и его идеи прямо повлияли на Лед Зеппелин и косвенно, или вторично -на всех, испытавших ИХ влияние, то пожалуй есть смысл остановиться на личности Кроули более подробно. Алистер Кроули родился в 1875 году в состоятельной английской семье, учился в Оксфорде, увлекался альпинизмом, писал стихи. Собою он был высок, приятен, но с причудами: любил выдавать себя за аристократа, жил под многочисленными псевдонимами, говорил со странными акцентами, которые сам же выдумывал, боготворил проституток. Жажда эзотерических знаний привела его в общество мистиков Орден Золотой Зари, откуда его, однако, вскоре исключили. Кроули уехал в Мексику, где изучал искусство местных колдунов и пытался добиться того, чтобы его отражение в зеркале исчезало по желанию. Алистер Кроули считал, что в человеческой воле кроется настоящая колдовская сила, которую можно высвобождать через подсознательные процессы. Он отрицал общепринятую мораль, считая ее условностью, все свои письма начинал с эпиграфа, со своего кредо: Do what thy wilt shall be the whole of the Law - Твори желаемое, да станет то Законом жизни. Жизнь Кроули, соответственно, была полна приключений, излишеств и аморалки. Он участвовал в нескольких гималайских горных экспедициях, написал массу книг, которые в его время считали порнографическими, открыто жил с несколькими женщинами сразу, беззастенчиво курил гашиш, опиум, принимал кокаин. Рассказывали также о некоей Sex Magic - т.е. о Сексуальной магии, которой владел Кроули, умевший растягивать физический момент любви, по желанию, до бесконечности. Английское общество было шокировано, когда выяснилось, что несколько благопристойных замужних дам из уважаемых семейств посещали демонический храм Кроули на лондонской Фулэм-роуд, где Великий зверь с номером 666 или самый растленный человек в мире - как он сам себя называл - знакомил их со своим волшебным мастерством. В конце жизни Кроули преследовала полиция и кредиторы, он переезжал из страны в страну, страдал от астмы, бронхитов и наркомании и, наконец, умер на юге Англии в Брайтоне в 1947 году. После смерти о нем почти забыли, пока английские рок-музыканты не воскресили интерес к нему и его работам.

Болескин-Хаус, который купил Джимми Пейдж, стоял на Алистер Кроули берегу озера Лохнесс; рассказывали, что на этом месте была когда-то церковь, которая сгорела вместе с молящимися прихожанами. В этом доме полтора века назад был обезглавлен некий шотландец, и говорили, что по ночам обитатели дома слышали стук катящейся головы. Когда Алистер Кроули въехал в этот дом в начале века, он стал называть себя Лорд Болескин, носил шотландскую юбку и занимался спиритизмом, пытаясь вызвать языческих демонов разных народов и времен. По словам самого Кроули дом постепенно наполнился тенями, и комната, в которой он работал, переписывая магические книги и символы, даже в ясный солнечный день становилась такой темной, что ему приходилось зажигать настольную лампу. Бедный садовник поместья не выдержал привидений, сошел с ума и пытался убить свою семью. Один из последующих владельцев дома оказался крупным жуликом, затеянная им афера привела к разорению многих местных владельцев ферм. Этого дома с привидениями в округе побаивались и обходили его стороной, но для Джимми Пейджа, искавшего себе подходящее поместье, это было как раз то, что надо.

70 год начался для Лед Зеппелин гастролями по Англии. В день рождения Джимми Пейджа, 9 января, в Лондоне был концерт в Королевском Альберт-Холле. За кулисами потом было много знакомых и друзей, была там и известная тогда французская манекенщица Шарлотта Мартен, за которой увивались все рок-звезды, от Эрика Клаптона до Роджера Долтри. Этот день рождения стал для Джимми началом долгих и бурных отношений с Шарлоттой, которая родила Джимми его единственную дочь по имени Скарлет.

Дождливой ночью в начале февраля 70 года в дом Джимми постучалась полиция: не знает ли он некоего господина Роберта Планта? Тот попал в автомобильную катастрофу и находится в больнице. Выяснилось, что Роберт ездил в Бирмингем, на концерт группы Спирит, и на обратном пути его машина марки Ягуар выехала на обочину. Па вопрос полиции - кто его ближайший родственник, он назвал Джимми Пейджа. По телефону Роберт сказал ему из больницы, что если надо, то отработает концерт в инвалидной коляске. Концерты были, естественно, отменены. Автомобильные аварии в будущем сыграют немалую зловещую роль в судьбе Лед Зеппелин. Но пока на день рождения Питер Грант подарил Джимми лимузин Беитли, и Джимми решил научиться водить.

В конце февраля Роберт Плант поправился, и Лед Зеппелин начали европейские гастроли с выступлений в Копенгагене. До начала выступления по телевидению, во время репетиции появилась разгневанная дама но имени Ева Фон Зеппелин, дочь графа Фон Зеппелина, конструктора злополучных немецких дирижаблей. Дама была вне себя, она кричала и грозила судебным преследованием, если Лед Зеппелин выступят под своим названием. Пусть они известны на весь мир - сказала она журналистам -но я не позволю паре вопящих обезьян без разрешения использовать нашу благородную фамилию! Пришлось отступить и отыграть датские концерты под названием Зэ Нобз, т.е. буквально Шишки, или Набалдашники. Словом этим на лондонском жаргоне кокни называют мужские яички. Так Лед Зеппелин показали заносчивой Цеппелинихе кукиш в кармане.

В Англию возвратились в начале марта 70-го, и Питер Грант объявил о предстоящей пятой поездке в США. На этот раз престижная лондонская Financial Times, газета финансистов и фондовой биржи, поместила статью о группе, отмечая, между прочим, что за 21 концерт в Америке Лед Зеппелии заработают 800 тысяч долларов. Газета в романтических тонах описывала внешности музыкантов, и зеппелиновцам казалось это все забавным. Но вот родители Роберта Планта, желавшие в свое время сделать из него делопроизводителя, восприняли статью в своей любимой газете очень серьезно, и с этого дня отношения с блудным сыном начали налаживаться!

Пятое американское турне оказалось беспокойным и даже мучительным. Америка клокотала, страна была расколота на два враждующих лагеря, на отцов и детей. Студенты и молодежь бунтовали против войны во Вьетнаме, в чужой стране, Где их сверстники, призванные в армию, были вынуждены сражаться и умирать. Многотысячные скопления рокеров на концертах Лед Зеппелин заставляли полицию нервничать, был дан приказ - быть готовым ко всему. В известном изречении классика говорится, что ружье, вынесенное на сцену в первом акте должно непременно выстрелить в последнем, подобно этому воинская боеготовность, доведенная до предела, может подчас сама по себе служить причиною поеных действий. Так не раз бывало и на этих гастролях. Хуже всего оказалось в южных штатах. Техасских жлобов, любителей порядка и полубокса, вид обросших и длинноволосых зеппелиновцев и их антуража возмущал до глубины души. Консервативные южане своих чувств не скрывали - они ругались, плевали, обзывали нехорошими словами, даже трясли личным огнестрельным оружием. Местные власти при этом старались отдать ребятам должное: например, в городе Мемфис, штат Теннеси, их сделали почетными гражданами. Но в тот же вечер на концерте, когда десять тысяч молодых ребят и девчат зашлись от музыкального экстаза, местный администратор не выдержал и потребовал концерт остановить. Иди ты, знаешь куда…- энергично ответил ему Питер Грант. Администратор вытащил револьвер, приставил его к обширной груди Питера Гранта и сказал, как в плохом ковбойском фильме: Останови концерт, не то пристрелю! Питер Грант в ответ подарил ему обаятельную улыбку: Болван - сказал он ласково - кого ты пристрелишь? Нас ведь только сегодня сделали почетными гражданами вашего вшивого города!

Гангстерские приемы Питера Гранта приводили иной раз к трагикомическим результатам. В Канаде, в Ванкувере, во время концерта в зале углядели человека с длинным микрофоном. Концерты Лед Зеппелин незаконно записывали и до этого, на черном рынке ходили так называемые бутлеги - незаконные ленты и пластинки. Практически все известные рок-группы стали жертвами бутлеггеров. С точки зрения буржуазных устоев и уважения частной собственности такая незаконная запись - это обкрадывание артиста, ибо вместо того, чтобы продавать свои законные пластинки и получать с них законные гонорары, они вынуждены мириться с существованием скверных своих записей, за которые они, к тому же, не получают ни копейки. Питер Грант послал парочку рабочих сцены, и они приволокли упирающегося дядьку с микрофоном за кулисы. Самого дядьку не тронули, но профессиональный его аппарат тщательно измельчили. Выяснилось, однако, что дядька этот был представителем канадского министерства, что он замерял уровень шума на концерте, вычислял децибелы. Получилось как-то нехорошо, неинтернационально.

Вместо намеченного 21 концерта, сыграли 29, а на тридцатом у Роберта Планта пропал голос, оставшиеся концерты отменили и поехали домой. Джимми Пейджу и Роберту Планту предстояло писать материал для следующей пластинки. Роберт вспомнил свои детские посещения Уэльса и предложил поехать в небольшую деревушку. Двинулись туда с семьями и подругами, три рабочих группы поехали для обеспечения трудовых будней. Одинокий коттедж, по-нашему хутор, расположенный в лощине меж лесистых гор назывался Брон Аур, что по-валлийски значит Золотая грудь. Электричества в доме не было, вечера проводили у камина, попивая теплый яблочный сидр, разряженные батареи от кассетника стояли на каминной решетке -для перезарядки. Постепенно оформлялся материал для пластинки Лед Зеппелин III : музыка с фольклорным, акустическим уклоном, которая отличалась от железного скрежета предыдущих альбомов, навеянных нервотрепкой постоянных гастролей. 19 мая 70 года приступили к записи, записываться решили вдали от Лондона, чтобы не отвлекаться, для записи сняли большой каменный дом, к которому подогнали многодорожечную студию звукозаписи - большой автобус. Собрались все: группа, менеджеры, техники, рабочие. Сами записывали, сами варили и стирали. К середине июня пластинка была готова.

Жарким летом 70 года по Великобритании шла волна рок-фестивалей, организаторы одного из них, в городе Бате, предложили Лед Зеппелин стать основной группой, красной строкой. К тому времени пластинки группы расходились уже многотысячными тиражами, но крупномасштабной встречи со своими поклонниками у Лед Зеппелин еще не было. Для выступления в Бате пришлось отменить несколько американских концертов, музгазеты вышли тогда с заголовками:

ЛЕД ЗЕППЕЛИН ОТКАЗЫВАЮТСЯ ОТ ЧЕТВЕРТИ МИЛЛИОНА ДОЛЛАРОВ С ТЕМ, ЧТОБЫ ВЫСТУПИТЬ НА БАТСКОМ ФЕСТИВАЛЕ!

Выступали в воскресенье, вместе с группами Jefferson Airplane, Frank Zappa and the Mothers of Invention, The Byrds, Santana, Country Joe, The Flock. Сначала лил дождь, потом погода разгулялась. Питер Грант, видя, что закат будет необыкновенной красоты, пытался подгадать выступление зеппелиновцев к этому моменту. Дело в том, что группа Флок, занимавшая тогда сцену, никак не хотела уходить, собираясь играть еще пару номеров. Нужны были решительные действия. Грант велел своему помощнику отключить питание на аппаратуре выступавших, сам выкатился гигантской тушей на сцену и принялся сворачивать оборудование изумленных участников группы Флок. Кое-кто пытался возникнуть, но их быстро нейтрализовали. Народу на Батском фестивале было 150 тысяч, и волюнтаристское поведение Питера Гранта, в конце концов, себя оправдало - во-первых, публика была разогрета, но еще не устала, а во-вторых, заходящее солнце купало наших героев в красных лучах на фоне меняющихся цветов небесного заката, создавая незабываемое зрелище. Лед зеппелиновцы не сходили со сцены два с половиной часа и по признанию многих создали магическую атмосферу. Это было событие, о котором потом долго вспоминали. За нашу историю было у нас две или три поистине волшебных игры -сказал потом Джимми Пейдж - и вот Батский фестиваль был одной из них. Нервная энергия была там просто монументальной.

2-3 Октября 1987 года

Сева Новгородцев
книга Рок-Посевы. Том 1. Классика. 1997
Издательство Скит-Интернешнл

Сегодня мы продолжим рассказ об английской группе Лед Зеппелин шестою частью исторического сериала. История наша на прошлой неделе закончилась на событиях 70 года, и записи пластинки Лед Зеппелин III. Альбом этот был выпущен 5-го октября, в то время, как вторая пластинка, прозванная в народе Brown bomber - Коричневый бомбардировщик из-за картинки на обложке, находилась еще в списке популярности. Тем, кто не видел третьего альбома, напомню, что в конверте его были сделаны прорези, отверстия, а внутри на заклепке вращался картонный диск, при поворачивании его в отверстиях появлялись физиономии участников группы. Первоначально, правда, хотели, чтобы вместо лиц появлялись разные овощи и сельхозкультуры - этакий календарь севооборота, что, по мысли ребят, отражало бы деревенский и несколько фольклорный настрой пластинки.

Интерес к новому альбому был значительным, он почти сразу же вошел в американский список, но удерживался там недолго. Поклонникам Лед Зеппелин он показался слабоватым, не хватающим за живое, а музкритики Соединенных разбомбили его в пух и прах, упрекая в прямом плагиате музыки настоящих блюзовиков, с одной стороны, и в неуклюжем подражательстве калифорнийской группе Crosby, Stills & Nash - с другой. В одной, особо едкой заметке в Лос-Анджелосской Таймс говорилось: Успех Лед Зеппелин, хотя бы частично, объясняется растущим пристрастием рок-н-ролльных подростков к барбитуратам и амфетаминам, к наркотическим лекарствам, от которых у них появляется склонность к оглушающей музыке и диким выходкам - того сорта, на которые горазды Лед Зеппелин. В такой реакции печати не было ничего удивительного - музыкальные критики охотно помогают и открывают молодые таланты, но как только эти таланты начинают загребать шестизначные гонорары, выкидывать скандальные номера, да еще выпускать пластинки, не пользующиеся большим успехом - тут уж они крушат, причем крушат умело и с удовольствием. Эту кампанию в печати группа восприняла болезненно, особенно переживал Джимми Пейдж. Почти весь последующий год зеппелиновцы отказывались от интервью и встреч с журналистами. Тем временем в Англии, в анкете читателей газеты Мелоди Мейкер, Лед Зеппелин вышли на первое место в категории лучшая группа, сместив с этого почетного места Битлз, выходивших на первое место восемь лет подряд; Роберт Плант был признан лучшим британским певцом, а Лед Зеппелин II - лучшим британским альбомом. Тем обиднее на этом фоне был провал Лед Зеппелин III. Следующую пластинку делали уже с учетом предыдущих ошибок. Записывать ее начали в декабре 70 года в лондонской Айланд Студио, но потом решили переехать в деревню, в то же поместье Хэдли Грейндж в графстве Хампшир, в котором записывали Led Zeppelin III. Съезжались кто откуда - барабанщик Джон Бонэм прикатил со своим другом Робертом Плантом на одной из машин своей коллекции, к тому времени у пего их было двадцать одна штучка: спортивный Дженсен, итальянская Мазератти, американская Кобра, английские Роллс-Ройс и голубой Ягуар. Вскоре прибыла принадлежавшая Роллинг Стоунз передвижная двадцатичетырехдорожечная студия Rolling Stones Mobile. На следующий день впервые пробовали новую композицию под названием Stairway to Heaven - Лестница в Небо. Собственно, на репетицию принесли только музыкальную тему и сопровождающие аккорды, но по мере того, как появлялись части и выстраивалась композиция становилось ясно, что создается что-то очень елевое: музыканты улыбались друг другу, а Роберт Плант, схватив карандаш, принялся писать слова. Примерно три четверти слов к песне, - сказал потом Джимми Пейдж, - были написаны тут же па месте - просто удивительно.

Я как-то уже говорил, кажется, что проведенный в Англии в прошлом году опрос пяти тысяч студентов показал, что по их мнению песня Лестница в Небо -лучшая рок-композиция всех времен и пародов. Всем фантам Лестницы стоит, пожалуй, тать, что стихи к пей навеяны книжкой британского историка Люиса Спенса под названием Magic Arts In Celtic Britain - т.е. Искусство магии в кельтской Британии. В песне есть этакое языческое одухотворение природы, в пей отражен интерес Планта к религии дохристианской Англии. Принцип многодорожечной записи, думаю, большинству известен, но для тех, кто не знает, напомню вкратце: широкая магнитофонная лента разделена на 16 или 24 дорожки, на каждую из дорожек по отдельности записываются составляющие будущей фонограммы - бас, ритм-гитара, клавишные, на несколько дорожек расчленяется барабанная установка. Такую многодорожечную ленту можно переносить из студии в студию, добавляя, так сказать, достраивая партитуру, дописывая сольные куски, эффекты, голоса, причем один человек может в конце концов петь на записи хором и т.д. Так вот, основная фонограмма пластинки, музыкальное сопровождение, была записана к концу января, для записи голосов и гитарных соло приехали в Лондон. Когда очередь доходила до Джимми Пейджа, то студию закрывали, оставляя его наедине с техником. Обычно Джимми, прослушивая фонограммы, сосредоточенно думал и записывал подряд три варианта импровизационного соло, лучший из трех шел потом на пластинку. Кстати, соло для песни Лестница в Небо он сыграл на своей старой гитаре Фендер Телекастер, которую ему когда-то подарил Джефф Бек.

К февралю все дорожки были записаны, нужно было приступать к сведению. На фирме Атлантик пластинку хотели выпустить как можно скорее и торопили со сроками, но выпуск альбома пришлось задержать. Дело в том, что звукотехник, Энди Джонс, работавший с Джимми Пейджем, очень уж нахваливал американскую студию Сансет Саунд в Лос-Анджелесе, говоря, что для сведения записей лучше в мире места нет. Джимми соблазнился похвалами, но выехать в Америку удалось только через два месяца, в апреле, потому что для проверки нового материала решено было обкатать его по английским университетам и небольшим клубам, где когда-то проезжали начинавшие Лед Зеппелин, причем символически решено было играть за те же деньги, что и два с половиной года назад. Кроме того, и британской музпечати циркулировали неизвестно откуда взявшиеся слухи о том, что Лед Зеппелин распадаются, и что их менеджер Питер Грант собирается взять под свое крыло Эмерсона Лейка и Палмера. Слухи эти надо было опровергать делом. С исполнением песни Лестница в Небо на сцене у Джимми Пейджа возникали технические сложности: на пластинке в одной из частей он играет на двенадцатиструнной гитаре, в другой - на шестиструнной. В Чикаго когда-то он видел известного блюзового исполнителя Эрла Хукера, игравшего на сдвоенной гитаре. Такие гитары были сняты с производства, но фирма Гибсон изготовила ему инструмент на заказ в рекордные сроки.

Идея поездки была признана потом неудачной, потому что небольшие клубы и университетские аудитории всех желающих вместить не могли, осталось много обиженных и недовольных. В начале апреля Джимми и Энди Джонс вылетели в Лос-Лнджелес на сведение записи, новую пластинку Джимми Пейдж хотел назвать Лед Зеппелин IV и выпустить ее на четырех дисках формата миньон - с идеей этой из-за дороговизны пришлось отказаться. В ультрасовременной лос-анджелеской студии работали несколько недель, готовую ленту привезли в Лондон и, проиграв ее там, Джимми не поверил своим ушам: звук был мутным, ватным, не было в нем ни прозрачности хрусталя, ни звона стали. Несколько недель работы было потеряно. Единственное объяснение, - сказал он потом, - это то, что динамики в лос-анджелеской студии были необычайно яркими по звуку - они и создали ложное представление, настоящий звук был на самом деле другой. Звукотехник Энди Джонс то ли от возмущения, то ли от смущения, записи покинул, пришлось еще искать и нового техника, начинать все сначала. И хоть нетерпение в группе достигло предела, качеством поступиться никто не хотел - все знали, что новая пластинка завоюет мир.

Итак, к лету 71 года студийная лента четвертого зеппелиновского альбома была готова, но злоключения этой пластинки продолжались: по ее поводу шел яростный спор с пластиночной фирмой Атлантик. Спор шел не из-за музыки, все соглашались, что по музыке она - лучшая, спор шел из-за обложки. Зеппелиновцы настаивали, чтобы на обложке не было ни названия, ни имени группы, ни фирменного знака, ни даже номера по каталогу - только на внутреннем конверте по имени продюсера Джимми Пейджа можно было догадаться, что она имеет что-то общее с Лед Зеппелин. Вы с ума сошли - говорили им в Атлантике - это же коммерческое самоубийство! Но Джимми Пейдж стоял на своем: Название группы или пластинки ничего не значит - говорил он -главное - это музыка, только ее мы и хотим принимать во внимание… Борьба продолжалась, опытные администраторы фирмы не хотели уступать сумасбродству мальчишек, и Лед Зеппелин заявили, в конце концов, что до тех пор, пока фирма не согласится, студийную ленту они не отдадут. Пришлось фирме Атлантик поднять лапки вверх.

Несколько о самом конверте - предмете спора: на обложке изображен согбенный крестьянин с пучком хвороста, раскрывая обложку двойного альбома, мы понимаем - это картина, висящая на стене наполовину снесенного дома, на внутреннем развороте - одинокий отшельник с фонарем на вершине скалы. Позднее Джимми так объяснял оформление: Мужик с хворостом - это часть природного цикла, он берет у природы и возвращает ей назад… Отшельник же несет свет и просвещение молодым, если вы знаете карты Таро, то поймете, что это значит… Сообщаю, что фигура отшельника на гадальных картах Таро значит - не торопись проводить в жизнь решения и планы, остановись, уединись, подумай.

Все же кое-какие познавательные знаки на внутреннем конверте-вкладыше были: Джимми предложил всем ребятам придумать для себя графический символ. Роберт Плант выбрал птичье перо в середине круга, барабанщик Джон Бонам, Боизо - три перекрещивающиеся окружности, как три барабана, басист Джон Пол Джонс - фигуру, напоминающую пропеллер, а Джимми Пейдж - нечто похожее на условный знак, которым алхимики обозначали янтарь, он напоминает начертание латинских букв ЗОСО. За неимением официального названия, поклонники Лед Зеппелина звали пластинку то номер четыре, то Четыре Символа, то Руническим альбомом, то словом Зосо. Для купивших пластинку конверт становился какой-то картинкой-загадкой, смысл которой был ясен только посвященным. Лед Зеппелин становились своеобразным тайным обществом, в которое мог вступить любой юный рокер, скопивший на школьных завтраках деньги на пластинку, взрослым в этом тайном обществе места не было.

Итак, четвертому альбому Лед Зеппелин, начатому в январе, предстояло выйти в свет только в ноябре 71 года. Тем временем не ослабевала гастрольная страда. Летом, во время ежегодных поездок в Европу, выступали в Милане на велотреке Вигорелли. Знали, что концерт будет сборным, не знали, до какой степени: приехав на стадион, выяснили, что Лед Зеппелин выступают 29-ми по счету, кроме того, заметили сотни полицейских и спецподразделения в шлемах, со щитами и дубинками. Такие части существуют на случай необузданных массовых беспорядков. Полисмены стояли повсюду шеренгами, напоминая древнеримских легионеров. Па сцене порядка не было, она была забита сотнями посторонних. Поп фаны встретили Лед Зеппелин восторженно. Через несколько номеров заметили, что на дальнем конце стадиона клубится дымок, организатор концерта объявил зрителям, чтобы они не жгли огни, но каждый раз при взрыве энтузиазма дым усиливался. Роберт Плант упрашивал юную Италию - не зажигайте, пожалуйста, огней! Тут, описав дугу, перед сценой шлепнулась слезоточивая бомба, покуривая едким кадиловом - и стало ясно, ЧТО за клубы курились над стадионом. Полиция атаковывала толпу слезоточивым газом. Лед Зеппелин стали играть заключительный номер, Whole Lotta Love, возбуждение усилилось, полетели новые слезоточивые бомбы, кто-то бросил в полицию бутылку, и фаланги новоримских легионеров с дубинками наперевес бросились в бой. Поднялся крик, визг, публика полезла на сцену. Администратор Ричард Коул, поначалу пытался было сталкивать назад штурмующие ряды, но поняв происходящее, скомандовал быстрое отступление. Техники пытались было спасать оборудование, но толпа захлестывала вес как лавина. За сценой был длинный туннель к артистическим, он разветвлялся в разные стороны, и в облаках слезоточивого газа дорогу найти было невозможно. Ричард Коул вышиб ногой какую-то дверь - это оказалась медсанчасть -и зеппелиновцы забаррикадировались там, ожидая, пока утихнет народная буча. Когда, наконец, смолкли звуки битвы, они вышли на сцену и увидели, что вся их аппаратура разбита, оборудование переломано. Адъютант Джона Бонэма, рабочий по барабанам, был срочно отправлен в больницу - у него была пробита голова. По дороге домой, в самолете, Роберт Плант плакал: ему казалось, что Лед Зеппелин созданы, чтобы играть жизнеутверждающий рок, чтобы нести духовное единение, дружбу… Не забудем, что Роберт вышел из поколения хиппи, и оставался человеком чистого, незамутненного идеализма. После миланской истории ему было очень тяжело.

А гастроли звали все дальше - Канада, Америка, Австралия, Япония… Там, в Японии, их встречали, как героев - песня Immigrant Song, известная вам под названием Чужестранец была тогда в национальном списке на первом месте.

С дружеским юмором в группе по прежнему дело обстояло хорошо: проделки и хохмы не прекращались - то Джимми Пейджа залили ночью водой из пожарного брандспойта, то Ричард Коул и Бонзо, купив себе на память настоящие двуручные самурайские мечи, придя домой, вошли в такой раж, что порубили на щепки всю гостиничную обстановку в номере, потом пошли к Джон Пол Джонсу в гости, дверь была закрыта. Порубили и дверь. Джон был в подпитии, спал, не просыпаясь. Тогда его вытащили в коридор и оставили там до утра, где его и нашла уборщица. После этого Токийский отель Хилтон внес участников группы в черный список навечно. Но - и о полезных делах не забывали: посетили Хиросиму, дали там бесплатный концерт в пользу жертв атомной бомбы. После концерта мэр Хиросимы торжественно поднес им специальные медали. В поезде по дороге в Токио опять развеселились: Бонзо, Джонс и Роберт Плант решили подшутить над Джимми и вылить на него холодный чай с подмешанными туда рисовыми объедками. В три часа ночи подкрались к его плацкарте, Роберт отогнул занавесочку, а Бонзо забросил туда помои. Но из-за занавески появился не тощий Джимми Пейдж, а стапятидесятикилограммовый, рассвирепевший Питер Грант. Он взревел как дикий бык, понесся за музыкантами по коридору, сначала надавал по ушам Джонсу, закатил оплеуху Роберту. На шум вышел Ричард Коул, и Грант, считая, что это он все подстроил, размахнулся, чтобы вдарить. Ричард увернулся, и Питер Грант угодил кулаком по физиономии Бонзо, стоянию! о сзади, и расквасил ему нос. Поднялся страшный гвалт и сопровождавший вежливый японец, которому было поручено обслуживать знаменитых артистов, был в ужасе - ему казалось, что известная группа распадается у него на глазах. Знающие люди успокоили его, сказав, что это - просто дружеский откровенный разговор, такое происходит частенько.

URL
   

Led Zeppelin

главная